Главная > Наука > Паратуризм в заповедниках России

Паратуризм в заповедниках России

Среди мотивов, движущих отечественных и зарубежных путешественников по просторам нашей страны — ее масштабы, природное многообразие и немалое количество нетронутых цивилизацией мест. Последние, заботливо облекаемые государством в форму заповедников (а с конца ХХ в. — и национальных парков), влекут туристов первозданной природой, концентрированным биологическим и ландшафтным разнообразием. Качества эти сохранены благодаря уникальной российской заповедной системе, сообщившей свои традиции и молодым национальным паркам. Консерватизм системы многие десятилетия оберегал охраняемые территории от любого использования за исключением научного изучения. Сегодня границы заповедников постепенно открываются миру, охранные зоны включаются в процесс туристического освоения.

Не все в этом процессе однозначно, и к радости будущих открытий примешивается тревога за сохранность бесценных природных сокровищ. Очевидно, что потребуются новые природоохранные технологии. Какие?

Следствие важных обстоятельств

Вряд ли кто оспорит уникальность и уязвимость заповедных ландшафтов. Не случайно в понятии «охраняемые природные территории» появилось слово «особо». В свете последних глобальных климатических событий и региональных экологических катастроф, вызванных деятельностью человека, вместе с жесткими режимными ограничениями необходим щадящий (экологичный) поход в любом прикосновении к природе, в том числе — в туризме и отдыхе.

Заповедники — национальное и всемирное природное достояние. Это требует их открытости и доступности для всех категорий людей, в том числе для лиц с ограниченными возможностями здоровья. В последнее десятилетие туризм становится все более популярным среди инвалидов, число которых неуклонно растет. Подсчитано, что в Великобритании путешествуют 37% маломобильных граждан, в Германии — до 53%. Российской статистики не существует. Но эксперты туристического рынка говорят об интенсивном увеличении числа путешествующих инвалидов, а также о смещении географических центров инвалидного туризма (паратуризма) в сторону природных территорий. В Приморском крае, Тверской, Омской и Челябинской областях, Башкирии, Алтайском крае, Республике Алтай и других субъектах России туристы-инвалиды (в их числе дети) совершают водные, пешие и горные походы, участвуют в туристических соревнованиях и слетах.

В 2012 г. Россия вступила во Всемирную торговую организацию. Одно из главных последствий такого шага для всех отраслей отечественной экономики — необходимость соответствия мировым стандартам. Для экологического туризма это означает создание специальной инфраструктуры и адаптацию маршрутов для разных категорий граждан — так, как это принято в зарубежных национальных парках. Пока же подавляющее большинство российских заповедников и национальных парков, впрочем, как и многие населенные пункты, недоступны для людей с ограниченными возможностями. Зато на тех заповедных территориях, которые создают хотя бы минимальные условия доступности для инвалидов, отмечается рост количества посетителей. Так происходит из-за скудного выбора мест отдыха, доступных людям с ограниченными возможностями: понравившиеся места такие туристы зачастую посещают многократно и рекомендуют их другим.

Инвалиды физиологически ограничены в передвижении. Они менее активны по сравнению со здоровыми людьми, предпочитают небольшие коллективы и избегают длительных путешествий. Чаще всего для передвижения по природным маршрутам маломобильным туристам необходимы специально подготовленные поверхности и обустроенные тропы. Отсюда следует, что визиты паратуристов — в сравнении с посещениями обычных отдыхающих — не нанесут вреда почвам, растительности и другим компонентам заповедных территорий. Более того, элементы обустройства маршрутов, такие как места для стоянок и отдыха, информационные аншлаги, но самое главное — тропы, изначально предназначенные для особых путешественников, могут быть основой всей туристической инфраструктуры. Создание таких элементов поможет повысить общее число посетителей и одновременно снизить негативные воздействия на охраняемые ландшафты [2]. Выходит, что природный паратуризм — это особый экологический феномен!

Обобщение этих обстоятельств, только на первый взгляд кажущихся весьма далекими друг от друга, привело к выводу: высокая экологическая дружественность паратуризма по отношению к особо охраняемым природным территориям позволяет развивать его как базовое направление туристической деятельности на них.

Здесь стоит отметить, что попытки отыскать в географической научной литературе какие-либо теоретические разработки в области природного туризма инвалидов как досугового направления их деятельности не дали результата. Медицина, социология, психология, педагогика рассматривают туризм инвалидов в контекстах своих отраслей. Поэтому для дальнейшего более глубокого и систематизированного рассмотрения феномена потребовалось углубиться в вопросы разработки категорий паратуристов, видов природного паратуризма, его терминологии и классификации, специальной оценки природных территорий для разных видов паратуризма, а также оценки особенностей воздействия паратуризма на природные комплексы. Но, оставив в стороне теоретические выкладки [1, 2 и др.], обратимся все же к практической стороне вопроса. Ее суть сводится к подтверждению и уточнению теоретических выводов путем проведения тестовых волонтерских походов, а также к разработке конкретных паратуристических маршрутов в заповедниках и национальных парках.

В нашей стране 101 заповедник и 41 национальный парк. Но анализ их Интернет-сайтов показал, что лишь единицы приглашают к себе туристов-инвалидов и разработали для них конкретные маршруты! Так постепенно первоначальное расплывчатое понятие «заповедники и национальные парки» на практике оформилось в конкретные территориальные объекты: заповедники Байкальский (Республика Бурятия) и Тигирекский (Алтайский край), сотрудников которых мы благодарим за содействие в проведении исследований.

Байкальскими тропами

 

Здесь позволю себе представить волонтеров — участников тестовых походов. Никита Андреев — шестнадцатилетний компьютерный гений и эрудит. Слабое зрение — 0.1 с коррекцией — основание отнесения его к категории слабовидящих паратуристов. Светлана Циликина — талантливый картограф, при этом человек с букетом профессиональных и генетических болезней — принадлежит к категории паратуристов с заболеваниями внутренних органов [2]. С желанием быть полезными обществу и в надежде на научный прорыв в экологическом туризме мы организовали и провели несколько тестовых походов в сибирских заповедниках.

В числе очень и очень немногих, реально принимающих у себя туристов с ограниченными возможностями, оказался Байкальский заповедник — один из старейших в нашей стране и имеющий богатые туристические традиции. На его сайте мы увидели описание деревянной экологической тропы длиной более 2 км в охранной зоне (п.Танхой). Позже довелось убедиться на практике: тропа действительно спроектирована и построена специально для людей с ограниченными физическими возможностями (включая инвалидов-колясочников) и для массового потока посетителей. По лиственничным настилам можно пройти двумя маршрутами: «Болотная экосистема» и «Кедровая аллея» [3], совершенно по-разному захватывающими и переполняющими новыми пейзажами, запахами и прикосновениями. Даже для обычного человека эта деревянная дорога — впечатляющее зрелище. Она сделана из экологичного местного материала, ровно подогнана — дощечка к дощечке, удобна и ухожена. По словам заместителя директора заповедника по экологическому просвещению и познавательному туризму И.В.Лясоты, тропа редко пустует. Она популярна и у местных жителей, и у воспитанников специальных социальных учреждений из расположенных рядом населенных пунктов. Но, несмотря на это, мы не обнаружили ни следов мимо тропы, ни мусора вокруг, ни даже сломанной ветки! Вот и подтверждение особого экологического феномена.

Но, как ни удобно и приятно было на деревянной дороге, сойти с нее пришлось. Нашей новой задачей стали разработка и продвижение маршрута для особых туристов по территории Байкальского заповедника. Имеющаяся тропа по долине р.Осиновки — один из участков Большой Байкальской тропы — изначально была предназначена для людей с ординарным здоровьем. Отрезок пути от центральной усадьбы в п.Танхой до водопада на Осиновке (12.5 км туда и обратно) волонтеры прошли в тестовом режиме и экскурсионном формате как маршрут для туристов-инвалидов. Нас сопровождал сотрудник заповедника Евгений Серафимович Башинов — настоящий байкальский Дерсу Узала!

Тропа, начинающаяся в охранной зоне, проходит по заповедной территории с темнохвойными пихтово-кедровыми лесами [4]. Зная не понаслышке, какими могут быть туристические тропы (даже на особо охраняемых природных территориях!), мы были приятно удивлены состоянию осиновской. Ее полотно ровное, чистое, без крупных или подвижных камней, корней и упавших деревьев. Все водотоки и неровности рельефа обустроены удобными переправами, выравнивающими мостками и ступенями. Маршрут промаркирован указателями расстояний, а в районе водопада находится оборудованная стоянка (зимовье), что позволяет совершать многодневные походы.

За качество тропы и ее обустройство стоит благодарить общественную организацию «Большая Байкальская Тропа» и самоотверженных сотрудников Байкальского заповедника. Проход по тропе не вызвал у волонтеров никаких трудностей. Это позволяет оценить ее как доступную и рекомендовать к использованию паратуристами категорий слабовидящих, глухих, слабослышащих, лиц с нарушением интеллекта и с заболеваниями внутренних органов, а также пожилым людям и семьям с детьми. Другими словами, тем паратуристам, которые обладают равными или бо́льшими двигательными и сенсорными способностями в сравнении с имеющимися у волонтеров.

Нашими рекомендациями уже воспользовались представители целевой аудитории: в июле 2013 г. двухдневный поход по осиновскому маршруту совершила молодежная группа Улан-Удэнской местной организации общества слепых. Из 19 человек, участвовавших в походе, трое — тотально слепые. По словам председателя общества В.П.Соболева, мероприятие оставило у участников яркие впечатления и желание повторить поход [5]. Это не что иное, как заявка на востребованность маршрута и перспективность инвалидного туризма на природных территориях вообще! Но, в отличие от наших волонтеров, слабовидящие путешественники высказали ряд пожеланий к качеству полотна тропы и элементам обустройства. Значит, необходим еще более тщательный, чем даже в данном, близком к идеалу, случае подход к подготовке специальных маршрутов. Нужна предварительная оценка территорий и детальная проработка маршрутов. Помочь практике — главная задача теории.

По Тигирекскому заповеднику

Если кто отправляется в дорогу,

и в то время пойдет дождь,

то это предвещает благополучный путь.

Русская народная примета

 

В Алтайском крае (регионе проживания автора) есть только один заповедник — Тигирекский. Туризм в нем находится в зачаточном состоянии, а о паратуризме и вовсе говорить не приходится. В качестве туристического администрация рекламирует лишь один заповедный экомаршрут — «Большой Тигирек». Поэтому первоначальной задачей нашей экспедиции стало его тестирование, аналогичное проведенному на осиновской тропе. Но планы рухнули сразу, как только мы очутились на кордоне заповедника. Причинами стали несколько дней обложных дождей в сочетании со сложным рельефом, обилием диких зверей и отсутствием в заповеднике сотрудников–проводников. Поэтому на «Большой Тигирек» мы не попали.

Здесь стоит сказать, что по сравнению с байкальским состав нашей группы расширился. В нее дополнительно вошли Галина и Сережа Тыщенко — мама и десятилетний сын — волонтеры особой категории маломобильных путешественников — семьи с маленькими детьми, а также Игорь Заборских — одноклассник Никиты из Алтайской краевой общеобразовательной школы для лиц с нарушениями зрения. Им и всем волонтерам–участникам тестовых походов, удивительно отважным и оптимистичным людям, пользуясь случаем, хочется выразить безмерную благодарность.

В Тигирекском заповеднике нам все же удалось собрать интересный и объемный фактический материал, получить массу впечатлений и воодушевиться новыми идеями. Сегодня можно с уверенностью говорить о двух тропах в охранной зоне, по которым возможно проложить пешие паратуристические маршруты.

Первая из них — к пещере Страшно́й. Тропа протяженностью 4.5 км (в одном направлении) начинается у кордона заповедника в с.Тигирек и проходит по системе сельских грунтовых дорог и местных путей. В отличие от Байкальского заповедника, где тропы специально подготовлены сотрудниками и добровольцами, здесь все природные преграды на дороге (броды, осыпные склоны, кустарниковые заросли и др.) находятся в первозданном виде. Это определило характер тестового похода — экстремально-спортивный. Экстремальный потому, что для волонтеров многое испытанное доставило острые ощущения, совершенно отличные от повседневных и городских. Спортивный, поскольку вполне соответствует принятой классификации спортивных туристических маршрутов [6]. На тропе есть броды длиной до 10 м и глубиной 0.5 м, участки с грубообломочными осыпями, крутые подъемы и спуски и даже подвесной мост — набор препятствий, несомненно интересный, но значительно более сложный для прохождения, чем осиновская тропа на Байкале. Но ведь и в ординарном туризме маршруты подразделяются на категории сложности.

В конце тропы ее покорители получают настоящий подарок — возможность посетить карстовую пещеру Страшну́ю — региональный памятник природы. С 1970-х годов сотрудниками Института археологии и этнографии СО РАН здесь ведутся археологические раскопки. За это время в 5-метровом культурном слое обнаружены останки 40 видов млекопитающих эпох плейстоцена и голоцена: пещерной гиены и пещерного медведя, мамонта, шерстистого носорога, бизона и других. В этом году случилось открытие: археологи нашли и идентифицировали кости дикобраза. Человек в пещере не жил, но использовал ее как удобный наблюдательный пункт во время охоты и — две тысячи лет тому назад — грелся у костра, следы которого видны до сих пор.

Здесь нужно выразить признательность новосибирским ученым. Благодаря им на тропе к пещере появились хотя бы минимальные, но очень важные элементы туристической инфраструктуры: подвесной мост через непреодолимую вброд реку Большой Тигирек, земляные ступени на крутых склонах, деревянные поручни на опасных участках. Перед пещерой и непосредственно в ней сооружены смотровые площадки, где доброжелательные хозяева археологического лагеря проводят удивительные экскурсии с демонстрацией артефактов, знакомят с процессом их получения и первичной обработки.

Вторая тропа — основа для полноценного пешего туристического похода, который мы не планировали, но вынуждены были предпринять. Дорога от с.Тигирек до с.Чинета протяженностью 36 км — единственный возможный наземный путь между этими селами: Тигирек находится в заповеднике, Чинета — последний населенный пункт за его пределами, до которого можно доехать на машине. По дороге курсируют автомобили повышенной проходимости, но только в сухую погоду. В дождь не ходят даже внедорожники. Мы попали в заповедник летом 2013 г. — в сезон дождей. Ожидаемый ГАЗ-66 не пришел, и мы оказались запертыми в Тигиреке вместе с тридцатью его местными жителями и туристами из Москвы, заехавшими сюда на паркетном джипе. В результате, оценив безнадежность прогноза погоды и, прежде всего, предчувствуя впечатления от пешего путешествия по низкогорьям Алтая, мы решили реанимировать первоначальные планы. Иными словами, выступить в паратуристический поход — пешком отправиться из Тигирека в Чинету.

Стоит сразу оговориться, что для людей с проблемным здоровьем условия прохождения маршрута оказались близкими к экстремальным. В течение нескольких дней до похода и во время него не прекращались дожди — то проливные, то моросящие. Возникали трудности с видимостью тропы даже под ногами. Приходилось прилагать дополнительные физические усилия для удержания равновесия и выносить длительное напряжение. Это обстоятельство, с одной стороны, добавило адреналина и впечатлений участникам, а с другой — позволило оценить возможный максимальный уровень сложности похода. В итоге маршрут занял 12 ходовых часов в течение 2 дней (в то время как местные жители оценивают продолжительность пути в 5—8 ч).

Здесь следует уточнить, что путь пройденный нами, пролегал за пределами основной территории заповедника – в его охранной зоне и по Чинетинскому комплексному заказнику регионального значения.

Вместо подготовленной тропы под ногами паратуристов оказалась размытая дождями глинистая дорога, местами с участками гранитной крошки, иногда с выходами скальных пород. На склонах удержать равновесие было практически невозможно. Наиболее сложные участки нам приходилось обходить по траве. После затяжных дождей дорожные колеи в некоторых местах были заполнены водой до бортов. Там, где обойти их по обочине было невозможно из-за зарослей кустарника, приходилось двигаться вброд — по лужам с полуметровой глубиной и вязким дном.

К превратностям погоды добавилась масса организационных неожиданностей. До выхода дороги к руслу р.Ини (в нашем случае это 8—9 ч пути) на маршруте не оказалось рек, ручьев и вообще каких-либо водных источников. А запаса питьевой воды у нас с собой не было. Но даже в этом нашлась положительная сторона: волонтеры–паратуристы прошли настоящий курс выживания, собирая дождевую воду с палаток! Это приключение оставило им яркие воспоминания, которые наверняка останутся у них на всю жизнь.

Еще одной неожиданностью стало отсутствие на маршруте до выхода к Ине комфортных мест для установки лагеря. Палатки пришлось ставить в прижимку друг к другу, на склоне, в высокой траве. Как позднее оказалось, на маршруте все же есть ровное, живописное и более чем подходящее для туристической стоянки место. К сожалению, ни указателей на него, ни минимальной обустроенности на поляне не оказалось. Справедливости ради следует отметить, что данная территория не принадлежит заповеднику, хотя часто используется для отдыха по пути в Тигирек. Хорошо бы знать о нем туристам, посещающим заповедник, а также оборудовать поляну, очистить от лишней растительности и соорудить навес — как это принято на многих экологических маршрутах.

Серьезной проблемой маршрута стало отсутствие четко определяемой главной дороги. Это добавило километров и в без того не короткий маршрут. Дорога — или, вернее, сеть направлений — создавалась местными жителями в разное время, в разные погодные условия и с разными целями. Постороннему человеку сложно, а иногда невозможно выделить генеральное полотно. Случается, что явная дорога постепенно переходит в звериные тропы и теряется в траве. Для использования этого пути в качестве пешеходного маршрута его необходимо обязательно маркировать и устанавливать информационные знаки с указанием километража до стоянок, источников воды, населенных пунктов и др.

Особым приключением для волонтеров стала переправа через р.Иня в районе с.Чинета, которая представляет собой систему из трех пешеходных мостов. Первый — длиной 70 м, подвесной на железных опорах с деревянным полотном и перилами. Метровая ширина делает его комфортным для прохождения. При этом с моста открываются живописные виды на широкую долину реки с заливными лугами в обрамлении могучих ивняков. Настоящий туристско-экскурсионный объект и целое приключение! Далее малозаметная тропа по лугово-кустарниковому междуречью (используемому местными жителями под пастбище) через 500 м выводит ко второму мосту — через протоку Ини. Он сооружен на сваях из дерева без перил и других ограждений. Длина моста составляет 20 м, ширина – всего полметра. Для прохождения по нему лицам с ограниченными возможностями очевидно потребуется помощь сопровождающих. Еще через 200 м следует третий мост на надежных металлических опорах, который выводит непосредственно в село. В целом прохождение по мостам не вызывает особых трудностей. Главной проблемой стало расположение первого моста среди густых древесно-кустарниковых зарослей и отсутствие четко визуализируемого подхода к нему. Незнающему человеку обнаружить этот мост возможно только случайно, набредя на него после скитаний по заброшенной части с.Чинета. Эта проблема также решается путем установки информационных знаков и указателей на маршруте.

Дальнейший отрезок пути постепенно возвращает путников в привычную жизнь. От Чинеты начинается автомобильная дорога. На такси отсюда можно добраться до с.Краснощеково, далее автобусом до Барнаула, а оттуда — любым транспортом в любую точку мира.

 

Серьезные выводы

Все сказанное выше не является попыткой сравнения территорий и деятельности двух совершенно разных во многих аспектах заповедников. В статье рассмотрено только одно из возможных направлений экологического туризма – природный паратуризм и приведены результаты практических паратуристических походов по заповедным территориям. Здесь описаны конкретные маршруты, отмечены положительные моменты и показаны перспективы развития паратуризма. Эта информация при желании может быть полезной как заповедникам в их экотуристической деятельности, так и паратуристам, планирующим свои путешествия самостоятельно.

Анализируя материалы волонтерских походов и рассматривая их через призму ранее полученных теоретических выводов, можно утверждать о наличии всех условий для отнесения пройденных маршрутов к категории паратуристических. Маршрут Тигирек-Чинета признан доступным для тех же категорий паратуристов, для которых рекомендована тропа по реке Осиновка в Байкальском заповеднике. Для туристов-колясочников необходимо создание специальных условий, которые в обоих заповедниках в настоящее время не могут быть реализованы по многих причинам. Радиальные тропы к объектам показа — например, к пещере Страшно́й — необходимо специально тестировать, адаптировать и включать в программы туров.

Конечно, все сказанное относительно Тигирекского заповедника не означает, что завтра по его маршрутам могут отправляться группы отважных туристов-инвалидов. Как и при создании любого качественного туристического продукта (коммерческого или социального) необходимо разработать концепцию маршрута, создать соответствующую инфраструктуру, подготовить программы туров, обучить сотрудников работать с особыми туристами. Однако есть уверенность, что проведенные пионерные теоретические изыскания и полученный практический опыт паратуризма послужат базой для таких работ и лягут в основу уникального эколого-туристического продукта заповедников Алтайского региона и других российских особо охраняемых природных территорий.

Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда. Проект 13-16-22001.

Литература

  1. Андреева И.В. Экологический туризм в заповедниках и национальных парках России: состояние, доступность, технологии развития // Известия Сочинского государственного университета. 2013. №2 (25). С.9—18.
  2. Андреева И.В. Геоэкологические основы природного паратуризма // Мир науки, культуры, образования. 2013. №2. С.304—307.
  3. Андреева И.В., Андреев Н.Р., Циликина С.В. и др. О доступности экотороп Байкальского заповедника // Развитие экологического туризма: инициативы и партнерство бизнеса, общества и государства. Улан-Удэ, 2013. С.90—93.
  4. Калихман Т.П., Богданов В.Н., Огородникова Л.Ю. Особо охраняемые природные территории Сибирского федерального округа. Атлас. Иркутск, 2012.
  5. http://www.zapoved.net/index.php/novosti-turizma/3735-bajkalskij-zapovednik-dostupnaja-sreda
  6. Единая всероссийская спортивная классификация туристских маршрутов (ЕВСКТМ) (категорирование маршрута и его определяющих препятствий (факторов)). 1995.

Автор статьи – Ирина Андреева

Pin It on Pinterest